?

Log in

No account? Create an account

Под музыку

И вот охотник настиг свою очередную жертву! Надо отдать должное — сопротивлялась она долго и успешно, с 1999, кажется, года, когда охотник впервые её заприметил и возжаждал пополнить коллекцию трофеев.

С тех пор вожделенная добыча затаилась, словно бы почуяв пристальный взгляд. И лишь изредка отваживалась потревожить слух охотника случайным отголоском своего шествия по миру.

Но всему положен предел. Окончена и эта погоня. Fastball «The Way», так звали жертву.

Поиски усугублялись тем, что даже во времена своей относительной популярности, в конце девяностых, эту песню крутили довольно нечасто. С компьютером мы тогда были на «ну, ты, козел», причем последнее слово относилось отнюдь не к компьютеру. А Интернет существовал где-то в параллельной реальности, о которой так любят ностальгировать убеленные сединами айтишники.

Единственным, что застряло в памяти с тех времен был кусок мелодии припева, который, как выяснилось, я все равно криво запомнил. Еще почему-то переклинило, что группа называлась то ли «Rainball», то ли «Rainbow». Логично, что по этим запросам находилось совсем не то, что нужно. Впрочем, у Rainbow тоже немало отличных композиций. Например, «Vielleicht das nächste mal», которую я тоже искал.


Не люблю я вспоминать девяностые. В основном, из-за школы. До сих пор иногда снится, что я снова попал в ненавистную обитель бесправия и лицемерия. Проснувшись, едва не плачу от счастья, что это был всего лишь сон.

Но тогда, в девяностые, реальность еще не сделалась воспоминанием и ночным кошмаром. Приходилось в чем-то с ней считаться, а где-то и спасаться, дабы не рассыпаться в пыль у плинтуса.

Музыка, как известно, — один из ключей к дверям в межреальность. Легальный нейростимулятор, позволяющий если не выключить реальность, то хотя бы отодвинуть её на второй план и, оставшись наедине с собой, предаваться размышлениям.

В этом смысле девяностые, конечно, были раем. Музыки было много. Любой. Хаос в чистом виде. Замри рядом, да не зевай. Выхватывай из общей какофонии то, что по нраву лично тебе. Никаких запретов и ограничений.

Особенно начинаешь ценить этот бардак, общаясь с представителями более старших поколений, молодость которых прошла в условиях острого музыкального дефицита. Жить с почти религиозной верой в непревзойденность The Beatles, или непогрешимость Pink Floyd — удовольствие на любителя.

Не знаю, стоили ли те семь лет лихой свободы очередной «потери великой страны». Но все-таки наличие кругозора и возможность выбора дорогого стоят. А уж коли вокруг образовались разруха с неопределенностью, нужно хвататься за то немногое, что приносит радость.

Иначе зачем вообще жить — непонятно.

Comments