?

Log in

No account? Create an account

Объеб

Однажды Тимофею приспичило скушать бутерброд с красной икрой. Он мирно листал меню, отдыхая с нами перед бегством от цивилизации. И наткнулся на графу «бутерброд с икрой, 50 рублей». Надо есть, подумал Тимофей.

Подошла официантка: поинтересоваться, чего судари изволят. И Тимофей озвучил ей свое желание. Повисла почти театральная пауза. В конце концов официантка, совладав с собой, задала потрясающий вопрос. Вы что, прикалываетесь?

Удивленный Тимофей заверил, что нет, он не прикалывается, а действительно хочет съесть бутерброд с красной икрой. И с маслом, коли уж оно засветилось в титрах. Официантка недоверчиво посмотрела на нас и удалилась в сторону кухни. Откуда через некоторое время вернулась, неся на блюдечке кусок хлеба с маслом и красной икрой.

Наверное даже не очень опытные сомелье поймут волнение, с которым мы следили за тем, как Тимофей поглощает свой заказ. Мы ждали подвоха.

Однако на этот раз коллективной паранойе пришлось уйти несолоно хлебавши. Никаких новых спецэффектов и ощущений съеденный бутерброд не произвел. Тимофей облизал пальцы и пробурчал что-то в духе: вот я и съел пятьдесят рублей; лучше бы бумажку проглотил.

В этот момент из кафе напротив прибежал дядя Саша, сияющий ярче солнца. И поведал о том, как остро с утра жаждал солянки. Которую и нашел в том самом кафе напротив. И заказал. И даже съел. А, съев, вознамерился оплатить и попросил счет.

Увидев бумажку с циферками он сначала удивился, потом посмеялся, а когда официантка вернулась, вежливо поинтересовался, что у нее по математике? В ответ его, доктора физических наук, презрительно осмотрели сверху вниз и изволили сообщить, что тут у всех высшее образование.

Пожав плечами, дядя Саша оплатил счет, но утащил чек. Который и ходил по рукам во время рассказа, порождая бурное веселье. А гласила бумажка следующее: солянка — 100 руб; обслуживание — 10%; итого — 115 руб. Дядя Саша был человеком не бедным и здраво рассудил, что лишние пять рублей есть у каждого, а говорящая лягушка — это прикол.

Для общепита российского юга подобные ситуации — норма. Особенно в небольших курортных городках. Многие с непривычки нервничают и скандалят. Мы же постигли дзэн по Задорнову. Смеемся сами и веселим такими историями окружающих.

А на тему подобных «опечаток» у нас даже слово было в лексиконе. «Объеб». Пришло оно следующим образом.

Кто не знает, большинство южных забегаловок в сезон чаевые вписывает в отдельную графу «обслуга». Обычно это десять процентов от счета. И вот как-то приносят нам счет. По заведенной промеж нас традиции кто-нибудь зачитывает вслух «итого», которое делится на всех поровну.

В этот раз чтецом был упомянутый Тимофей. Взял он счет в руку, открыл, прочитал. И как заржет. В ответ на наше недоумение дает счет и, тыкая в «итого», говорит: читайте.

Читаем: «объеб». Нет, конечно же, там было написано «обсл», но начертание букв было настолько своеобразным, что читался именно «объеб», хоть ты тресни. А кто мы такие, чтобы спорить со зрительными иллюзиями? Тем более, с коллективными.

Comments